Archive for Февраль, 2013

 

Это означает, что ситуация по-старому Отечественная

Read full article  | No Comments

Первое, что к повествованиям относится, есть письмо, ибо без того ничего на долгое время сохранить невозможно, и хотя устные предания через память долго сохранены быть могут, но не все цело, так как память не всех людей так тверда, чтоб слышанное единожды или дважды правильно и порядочно без ущерба или прибавки пересказать; следственно все деяния тогда, которые записать удалось, гораздо правдивее чрез роды переданных. Когда же, кем и которые буквы первее изобретены, о том между учеными распря неоконченная. Прежде букв употребляли иероглифию, или образами описание, и того мы касаться не будем.

2) Иностранных басня. Треер. Что же всеобщего славянского языка и собственно славяно-руссов письма касается, то многие иноземцы от неведения пишут, якобы славяне поздно и не все, но один от другого письмо получали, и якобы руссы до пятнадцатого века после Христа никаких историй не писали, о чем Треер из других в его Введении в русскую историю,1 стр. 14, написал, как и профессор Байер погрешил, гл. 17, н. 61. Другие того дивнее, что рассказывают, якобы в Руси до Владимира никакого письма не имели, следственно древних дел писать не могли, обосновывая это тем, что Нестор более 150 лет после Владимира писал, но никоего прежнего писателя истории не воспоминает. Впрочем, это мнение, думается, от таких произошло, которые не только других древних славянских и русских историй в Руси, но даже оную Несторову никогда видели или читая понять и рассудить не могли, как, видимо, и преславный писатель Байер, который хотя в древностях иностранных весьма был сведущим, но в русских много погрешал, как в гл. 16, 17 и 32 показано. Подлинно же славяне задолго до Христа и славяно-руссы собственно до Владимира письмо имели, в чем нам многие древние писатели свидетельствуют и, во-первых, то, что вообще о всех славянах рассказывается.

3) В Колхисе. В Европе. Ниже из Диодора Сицилийского и других древних будет вполне очевидно, что славяне сначала жили в Сирии и Финикии, гл. 33, 34, где по соседству еврейское, египетское или халдейское письмо иметь свободно могли. Перешедши оттуда, обитали при Черном море в Колхиде и Пафлагонии, а оттуда во время Троянской войны с именем генеты, галлы и мешины, по сказанию Гомера, в Европу перешли и берегом моря Средиземного до Италии овладели, Венецию построили и пр., как древние многие, особенно Стрыковский,2 Бельский 3 и другие, рассказывают. Следственно, в такой близости и сообществе с греками и итальянцами обитав, несомненно письмо от них иметь и употреб***ь способ непрекословно имели, хотя это только по мнению моему.

4) Иероним учитель славян. Библия славянская. Разные славянские историки рассказывают, что Иероним великий учитель, в 4-м веке после Христа живший, родом был славянин из Истрии. Сей якобы буквы славянам вновь сочинил и Библию на славянский язык перевел, о чем богемский Гагек,4 далматский Мауроурбин,5 польские Кромер,6 Стрыковский, Бельский и Гваньини 7 написали. И хотя это их сказание я здесь изложил, только нахожу в том сомнительство, потому что о том древние писатели не воспоминают; и Библию хотя он перевел, но на латинский с еврейского, которую паписты Вульгатою именуют. И хотя Библия потом оными иеронимовыми или глаголическими буквами в 16-м веке в Венеции и Моравии печатана, только оная с его переводом не согласна, а скорее, думаю, Лютерова перевода. Но о буквах той книги Фриш 8 довольно показал, что та же кириллица по сути, в начертании испорченная, а не Иеронимовы, которые у всех южных славян до сих пор в употреблении, и несколько книг ими печатано, но папистами так истреблены, что сыскать трудно, см. гл. 38.

5) Кирилл Иерусалимский. Кирилл Селунский. Те же писатели рассказывают: святой Кирилл первый славянам был веры христовой проповедник во время Юлиана Отступника в год 368, писал книги славянским языком против Юлиана в защиту веры, поскольку был славянин. Сие, видится, Бельский говорит о Кирилле Иерусалимском, который против Юлиана писал, но чтоб он славянин был и славянам веру проповедовал, того я не нахожу; но все же Кирилла Селунского первым проповедником и сочинителем букв разумеют, о чем и прочих проповедях в гл. 3 о крещении показано.

Сие есть общее, что о письме славян известно, а о руссах славянах сии обстоятельства находятся:

6) Анахарсис. Саулий. Скил. Абарис. Скифы. Древнейшее есть о сем сказание Геродотово, кн. 4, гл. 11, об ученых здешних стран. Анахарсис, королевич скифский, во время Солоново 41 Олимпии в первом лете, в Афинах учился и в достаточной мере философ был. О нем же Плутарх рассказывает, что якорь на корабле и другие полезные вещи придумал; по Страбону, кн. 7, к семи греческим мудрецом причтен, но, возвратясь в Скифию, за перемену обычаев или скорее от зависти о его мудрости братом Саулием, королем скифским, убит; по обстоятельствам же недалеко от Киева или Полтавы, о чем утверждают Страбон, кн. 7, Диоген Лаэртский в Анахарсисе, Плиний, кн. 7, гл. 46, Скил, королевич скифский, сын Арианта и матери Истрины, у греков, живших по Днепру во граде Борисфене, учился и за то братом Отмосадом убит. Абарис, скифский посол, от северных стран в Афины присланный, несколько хвальных книг писал, о котором многие древние воспоминают. Геродот же и другие древние рассказывают, что между скифами многие города греками населены были, гл. 12, н. 7, 51; гл. 13, н. 29, и потому не трудно было оным предкам нашим, именуемым от греков скифами, письмо греческое задолго до пришествия Христова иметь. А поскольку не иные народы, а только славяне и сарматы в сих странах обитали, которых греки скифами именовали, смотри в ч. II, н. 76, следственно, оные наши и других многих из сих стран произошедших народов предки были. Что же что имена тех государей не славянские, а некоторые и не сарматские, но греческие, оное видно потому, что греки по их обычаю свои имена от обстоятельств дали или их собственные переделали.

7. Руссы в Сирию с торгом. Торг чрез Русь. Породнение с северными. Константин Порфирогенит [Багрянородный] в Администрации,9 гл. 42, о руссах рассказывает, что издревле морем с торгом в Сирию и до Египта ездили, гл. 17, н. 66; все северные древние писатели показывают, что руссы на север чрез море Балтийское в Данию, Швецию и Норвегию ездили, о чем Гельмольд,10 гл. 1; датские, норвежские и шведские короли с русскими государями супружескими связями породнялись, Бароний 11 в 980-м; норвежские и датские принцы, приезжая в Русь, служили, ч. II, н. 135; Саксон Грамматик,12 кн. 3, в Житии Готера, стр. 44, об Олдере, сыне Отинове; Снорри 13 о принце Олове, гл. 29, о чем смотри в гл. 17 и 32. Благодаря этому руссы могли готическое письмо, которое тогда на севере употреблялось, от них иметь и употреб***ь.

8. Закон древний. Более же всего закон или уложение древнее русское довольную древность письма в Руссии удостоверивает, такого, что некоторыми обстоятельствами с готическими сходно, как шведский писатель о законах древних Локцений 14 показывает. В гл. 40 показано, что славяне из Вандалии в Северную Русь около 550 года после Христа пришли, гл. 17, н. 20, гл. 40, после того как всю Европу завоевали, и без сомнения письмо имели и с собою в Русь принесли, чему, можно уповать, наверняка доказательства сыщутся, если в Новгороде и Изборске искусному в древних письмах разобраться. Виллебранд,15 История ганзейская, ч. I, стр. 26, говорит о древнем в Юлине законодателе Палнатоцке, и можно предположить, что оный закон оттуда славянами принесен.

Сии обстоятельства только некоторую вероятность представляют, что руссо-славяне тем или другим случаем письмо обрели прежде сочиненного Кириллом, ибо в объявленном законе речения и обстоятельства включены, которых задолго до Владимира и нигде у славян во употреблении уже не было, но были только в самой древности, Ярославу же вымышлять причины не было. И хотя о письме готическом совершенно не приемлю из-за того, что точного доказательства не имею, но и противоречить этому не меньшая трудность; следственно, требуется больших к доказанию о том изысканий. Посему, если письмо имели, то несомненно и об имении истории верить следует.

9. Что же до древних историй, то видим у разных славянских писателей такое мнение, якобы славяне более упражнялись в войнах, нежели в описаниях своих дел, сами не писали. Кромер, Бельский, Стрыковский, Гваньини, стр. 3: славяне более в войнах, нежели в сложении сладкоречивых историй, прилежали, и для того дела их от них самих остались не описаны. Все польские и русские историки почитают за первейшего Нестора, но и Нестор свою историю писал в 11-м веке после Христа, а никаких историков древних, прежде его бывших, ни даже об Иоакиме епископе, что оный писал, не упоминает. Однако ж по сказаниям видимо, что они древние истории письменные имели, да оные давно уже утрачены и до нас не дошли, а к тому изустные предании служить могли, как Иоаким и о песнях народных воспоминает.

10. Нестор древней истории. Несторовой истории верность. Историй погибель. Тацита книг утрата. Нестор, рассказывая о происходивших задолго прежде него приключениях, хотя свидетельство других писателей не показывает, может, потому что не думал, что та единственная его летопись в такую вечную память осталась, или не желая хвастать, что много древних текстов читал, умолчал, или, может, в подлинной было показано, да чрез много сот лет, переписывая оное, за незнание сих писателей их выкинули. По обстоятельствам же видимо, что он не со слов, но с каких-либо книг и писем из разных мест собрав, в порядок положил, например, войны с греками Кия, Оскольда, Олега, Игоря, Святослава и пр., о которых греческие и римские тех времен писатели подтверждают. Договоры с греками до него лет за 150, со слов так порядочно написаны быть не могли, ибо все их включения так несомненны, что за точные списки счесть можно. О пришествии же славян на Дунай, нашествии на них волотов и римлян, пришествии угров и аваров в Паннонию и пр., что за много сот лет прежде Нестора делалось, его сказание с греческими, римскими и венгерскими историки согласуется, а в ином у Нестора и обстоятельнее; и потому, несомненно, прежде Нестора и задолго писатели были. Иоаким новгородский был задолго до Нестора, но история его при Несторе и после него, из-за неуказания его имени, осталась безызвестна, однако ж весьма несомненно, что оная у польских была, потому что многие древние русские дела, у Нестора не упоминаемые, у оных и северных находятся и в новгородских к Несторовым прибавлены не иначе, как из Иоакимовой. И тем самым достоверно видим, что прежде Иоакима и Нестора историописатели были и книги ими были оставлены, да оные погибли или еще есть, где-то хранятся, да нам неизвестны. И это тем достовернее, что многие по разным местам находящиеся истории разное в себе заключают и одна пред другою прибавку или яснейшее сказание имеет, которые мне все собрать и свезти крайне сложно. Окончательной пропажи историй наших в великих разорениях весьма случаев много было, и не дивно, если посмотрим на ассирийцев, египтян, финикийцев, греков и латинов, которые весьма давно о том прилежали и древности хранить тщились, да случаи несчастные их все равно лишали. Сему пример видим в книгах Корнелия Тацита,16 которые император Марко Клавдий, несколько раз списав, роздал в разные библиотеки, чтоб их целыми сохранить, но от несчастия не избавились, ибо немалая часть оных погибла, как Плутарх в Житии Тесея, н. 14, воспоминает; как римляне Корнелия Непота 17 книги высоко почитали и хранили, но из них также много погибло. О других славных писателях не упоминаю.

11. Вольное книгопечатание. Должны мы Бога благодарить, что даровал разум к изобретению книгопечатания, чрез которое мы не только множество древностей сохранили и вовеки сохранить можем, хотя оное гораздо позднее, лишь в 15-м веке после Христа обретено, многое же до того растеряно, что с сожалением вспоминается. А ежели бы оное до сих пор обретено не было, то несомненно можем верить, что из известных нам еще многие весьма нужные окончательно пропасть и вечному забвению предаться бы могли. Но к тому любомудрие государей способствовало, что это искусство против папистского безбожного негодования (которому весьма тяжко видеть, чтоб народ науками и знанием древности просвещался) вольно всем писать и печатать полезное позволили, чрез что все науку от стали все выше и выше почитать. Мы же хотя не очень пред прочими в том укоснели, что тиснение в Москве во время Иоанна Первого и Великого употреблено, но поскольку единственно казенное, а вольных не допущено, из-за того у нас исторических и других полезных наук книг не печатано, множество окончательно пропало, и впредь, если вольного книгопечатания допущено не будет, никак книгам полезным и наукам нужным распространяться невозможно, и многие из древних полезные нам письменные книги совсем пропадут, так что оных потом и знать не будем, тем более, что таковое запрещение распространению наук препятствует, о чем пространнее толковать оставляю.

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Святослав Вакарчук:

Read full article  | No Comments

Когда Святослав Вакарчук сложил мандат народного депутата, многие расценили этот шаг как «сдачу без боя». Однако были и другие, которые сочли это достойным поступком человека, разочаровавшегося в политике и не захотевшего занимать место в чуждой ему реальности. Сегодня ясно: Вакарчук нашел в себе силы уйти, чтобы попытаться построить собственную реальность.

Так или иначе, сам Святослав считает, что полностью реализовывается не только в творческой, но и в общественной деятельности — через созданный им благотворительный фонд «Люди майбутнього». Именно таким образом, по его мнению, — просто делая свое дело и неся за него личную ответственность, — каждый может заложить кирпичик в фундамент будущего гражданского общества. Фонд Вакарчука не столько ищет деньги, сколько ставит себе целью объединить людей вокруг социально значимой идеи и дать им посыл к действию.

Отбросив накануне Дня Независимости пессимистические мысли о том, как долго нам еще придется строить новую страну, лидер «Океана Эльзы» поделился с «ЗН» своим видением украинского общества и его перспектив, рассказал о планах фонда «Люди майбутнього», а также о новом образовательном«3D-проекте».

— Святослав, вы побывали в политике. Наверное, увидели, что большинство политических организаций и политиков в Украине — это просто нахлебники? Согласны?

— Я сказал бы, что они живут в параллельном мире, в другой реальности.

— Могу предположить, что, не найдя достаточно «людей будущего» в политике, вы решили создать свой фонд в настоящей реальности. Расскажите о нем, пожалуйста.

Фонд был создан довольно случайно. В течение длительного времени я разрабатывал те или иные благотворительные проекты, но они были, можно сказать, хаотичными, не подчинялись какой-то общей идее. Просто было желание помочь людям. Мы собирали деньги на концертах, например в Харькове, для закупки аппаратов для недоношенных младенцев; интерната в Макеевке для ВИЧ-позитивных детей. Потом был проект «Книга творить Людину», в рамках которого мы за собственные средства уcтроили информационную кампанию, рассказывая людям о пользе чтения.

После этого возникла идея создать хоть какую-то формальную базу — структуру, которая бы профессионально и целеустремленно занималась филантропическими проектами. Для меня очень важно то, что есть много единомышленников. У меня была идея. А председатель правления фонда Юрий Герасименко взял на себя ответственность создать фонд. И очень хорошо справляется со своими обязанностями. Сегодня он должен был бы давать интервью, а не я, поскольку многое ребята делают совершенно самостоятельно, каждый день работая над идеями, их распространением и реализацией, часто совместно с волонтерами. Я сейчас, скорее, поддерживаю или критикую, нежели придумываю — нет времени заниматься этим с утра до вечера. Простите за откровенность: я должен зарабатывать деньги, чтобы было с чего раздавать. Но мне очень приятно это делать, и когда у нас совещания или беседы, у меня всегда поднимается настроение.

Это как раз то, чего я хотел. Постоянно повторяю: фонд создавался не для пиара. Мне пиар не нужен. Мне не нужно «отбеливать» имя, как многим из тех, кто занимается благотворительностью. Просто интересно создавать проекты, которые дают результат.

Именно поэтому основным принципом деятельности фонда является совместное действие. Поскольку у нас нет неисчерпаемых источников финансирования, которые возможны при миллиардных или миллионных состояниях, то цель фонда — максимально заинтересовывать своей деятельностью и проектами разных людей, от богатых и преуспевающих компаний или бизнесменов до обычных студентов, у которых нет своих денег, но есть желание помогать другим, став волонтерами. Если каждый будет вкладывать в данный проект сколько сможет, то мы получим хороший общий результат.

По такому принципу в прошлом году было реализовано продолжение проекта «Книга творить Людину» — «Книга творить Людину — Людина творить Країну». На встречах со студентами мы собрали более десяти тысяч книг, большинство из которых пригодились детям в детских домах. Фактически не вкладывая денег, мы получили конкретный финансовый результат. Ведь если бы покупали эти книги новыми, то потратили бы 200—400 тысяч гривен. То есть наша задача была информационной и организационной. Этот принцип для нас очень важен.

Второй принцип — приоритеты деятельности. Прежде всего нас интересует то, что связано с образованием. Почему именно так? Любая благотворительная деятельность так или иначе имеет три основных направления — здоровье, образование, культура. Что касается здоровья, то, по-моему, есть много мощных демократических организаций, работающих в этой сфере. Мы же не являемся специалистами, чтобы активно этим заниматься. Что касается культуры, то это пока тяжелый и очень сложный пласт. Действовать тут нужно очень осторожно, ведь иногда случается так, что помогаешь не тем, кому нужно. Пусть меня простят апологеты государственной поддержки культуры, но, полагаю, к этому нужно относиться с определенной долей «рыночности». Я вообще считаю, что культуру уж так явно вести за руку не нужно. Сильнейший найдет свой путь. Нужна государственная поддержка однозначно нерентабельных проектов, связанных, например, с музеями или народной традиционной культурой.

А вот что касается образования, то это, по-моему, очевидные инвестиции, поскольку любой человек, которому ты дал доступ к образованию, получив его, выйдет сильнее и богаче: кто-то на один процент, а кто-то на 90, но это всегда беспроигрышный вариант. Поэтому мы так или иначе участвуем в разных образовательных проектах.

— Ну и, кроме того, вам это, наверное, ближе...

Не потому, что ближе. Просто не вижу эффекта, например, в том, чтобы давать деньги на очередной фестиваль. Знаю, как это происходит, и не очень понимаю, что дальше с этим делать. Возможно, есть смысл давать стипендии одаренным музыкантам и т.п. Но сейчас больших средств на это нет, мы пытаемся работать там, где можем объединиться вокруг идеи. Я очень хорошо понимаю, что значит дать детским домам и школам-интернатам достаточное количество качественных, пригодных для работы ноутбуков или обеспечить детей литературой. Или создать мастер-класс для студентов, имеющих желание в будущем заниматься волонтерской деятельностью. То есть мы пытаемся делать то, что дает эффект уже сегодня. Например, последний проект «Освіта країною» направлен на разработку механизма и внедрение традиции академической мобильности студентов. Тридцать лучших студентов, выигравших конкурс, два месяца стажировались в университете другого города. Я очень доволен этим проектом, поскольку увидел — зерна, которые мы посеяли, начинают давать плоды. Проект будет иметь продолжение. Все зависит от того, сможем ли найти для этого финансирование. Есть много планов на будущее.

— Как появился «3D-проект: Dумай! Dій! Dопомагай!», чего вы от него ожидаете?

Компьютер и Интернет — обычная вещь для большинства из нас, но есть дети, которые не имеют представления, как с этим работать, ведь во многих детдомах техники просто нет. Поэтому одной из задач проекта является обеспечение таких домов компьютерами. Проект только начался, и на данном этапе трудно сказать, каким будет результат. Но мы верим, что найдется большое количество людей, которые присоединятся к проекту и найдут свое измерение помощи. Способы приобщиться — разные: можно стать волонтером, а со временем тьютором для детей в детдоме, можно прислать средства для закупки компьютеров или подарить свою технику, которой уже не пользуешься. К нам уже вызываются идти работать волонтеры — процесс пошел…

— Вы критиковали этот проект?

Нет. Мне очень нравится, что его назвали так по-молодежному, современно. Это сразу привлекает внимание непохожестью на то, что делают другие фонды, которые относятся к этому формальнее. Кстати, еще один принцип нашей работы: мы все делаем так, чтобы получать от своей деятельности удовольствие, — легко, раскованно. Даже в столь серьезных вещах, как помощь нуждающимся в ней, должен быть некий fun. Делать это со слезами на глазах и сочувствием на лице, наверное, привычнее, но мне кажется, что юмор и улыбка здесь не помешают.

Нашим партнерам (прежде всего информационным, техническим, организационным), присоединившимся к «3D-проекту», это интересно. У нас уже есть и внушительная интернет-поддержка. Сейчас работаем над тем, чтобы была полноценная банковская, которая дала бы возможность прозрачно получать переводы. Хотим создать программу, которая в реальном времени у нас на сайте будет отображать, кто сколько денег перечислил и на что они использованы. В мире это уже давно нормальная практика, которая до нас только начала доходить.

Вообще деятельность фонда и собственно финансовая донорская помощь — крупнейшая проблема. Я к этому отношусь философски. Люди неохотно отдают деньги. Но, считаю, это не слишком большая трагедия. Ведь нас интересуют не деньги как таковые, а то, что за них можно сделать. Если вместо денег нам могут предоставить бэушные, но в хорошем состоянии ноутбуки, информационную или техническую поддержку, то нам вообще деньги не нужны. Наша задача — быть оператором, а не банком. Поэтому, полагаю, все будет хорошо, и проект будет очень качественным — мы соберем значительно больше компьютеров, нежели надеемся, и отдадим их в детские дома. Все публично и официально передадим на баланс учреждений. И будем отслеживать не только официальную передачу, но и то, что произойдет в дальнейшем, как это поможет детям.

— В значительной степени ваш «3D-проект» носит образовательный характер — это обучение детей волонтерами основам работы на ПК, использования ресурсов Интернета, помощь в изучении общеобразовательных дисциплин и подготовка к ВНО и поступлению в вузы. То есть проект больше касается детей старшего возраста. А между тем многие родители-воспитатели ДДСТ (популярная в Украине форма семейного воспитания детей-сирот) жалуются, что у детей из интернатов нет привычки учиться. У них совершенно иные интересы в жизни, и изменить это крайне сложно. Может, стоит начинать вашу программу с детей младшего возраста?

Я с вами совершенно согласен. Но не будем говорить обо всех. Пожалуй, вы правы в отношении 90 процентов детей. Понятно, их воспитывает преимущественно улица, и с детства они находятся в среде, где культивируются другие ценности. Но есть 10—20 процентов детей, которые не видели ничего другого. Я уверен, что среди них есть будущие гении, которым просто нужно помочь. Ведь компьютер означает и Интернет, а сегодня нас интересует именно это, ведь дальше идут библиотеки, книги и т.п. Если предоставить этим детям доступ к информации, к чему-то интересному, они сами расцветут.

Недавно мы были в детдоме под Киевом. Там я общался с учениками младших классов. Большинство из них, кроме того, что играют в компьютерные игры и скачивают музыку, неравнодушны к интересным фактам. Мальчик семи-восьми лет интересуется биологией. Он знает сегодня об этом значительно больше, нежели мог бы прочесть в одной-двух купленных родителями книгах, если бы жил в семье. В Интернете он может найти все, что захочет. Да, там есть много негатива. Но это другая история. Доступ к информации, которую дает Интернет, — феноменальный.

В Индии, например, с приходом Интернета несказанно выросла общая грамотность, образовательный уровень школьников, и за два-три года значительно увеличился конкурс в индийских вузах.

Еще один пример я услышал в Давосе. В Эквадоре и Перу дети, получив компьютеры и доступ к Интернету, быстро учатся читать и писать, а потом учат своих родителей. Это чрезвычайно интересно. Если вы пользуетесь Интернетом, то имеете безграничные возможности доступа к информации.

— С другой стороны, это приводит к поверхностности, ведь информацию хватают по верхам.

Но ведь никто не отменяет школы и среднее образование! Вы правы относительно поверхностности, но если имеешь безграничный доступ ко всему спектру знаний, начинаешь интуитивно отбирать то, что тебя интересует на самом деле, что заложено в тебе характером и генетикой. Поверхностно просматриваешь все, но что-то — значительно глубже. 50 процентов детей будут интересоваться играми, музыкой или фильмами. Но другие 50, возможно, найдут себя.

— Ваши инициативы очень полезны для общества. Но как вы собираетесь привлекать людей к совместным действиям, к тому же совершенно бесплатным, в атмосфере недоверия к деятельности каких-либо благотворительных фондов (особенно после всенародного сбора денег на «Детскую больницу будущего»)?

Мы делаем это каждый день. Один известный бизнесмен недавно мне сказал, что у него попросили помощи для какого-то университета. Он ответил: если каждый студент этого университета или хотя бы большая часть пожертвуют по 10 гривен, то и он даст столько, сколько дадут все вместе. Думаю, он прав. Если общество не хочет отдать пять, десять, 100 гривен — кто сколько может — на важное дело, в которое вы верите, то почему вы думаете, что под палкой или под угрозой админресурса бизнесмены будут давать миллионы? Можно сколь угодно собирать на памятники, больницы и т.п. Но проекты, созданные под давлением, без искреннего желания, обречены на провал, у них нет будущего.

Мы отличаемся от таких админпроектов, потому что не являемся структурой, которая может кого-то к чему-то принудить... Почему кто-то нам должен помогать без искренней заинтересованности? Нет трагедии в том, что нам кто-то откажет. Мы никого не будем упрекать. Кроме того, понимая проблему тотального недоверия, мы создаем прозрачный механизм предоставления и использования средств. Необходимо конкретными делами культивировать культуру благотворительности. Недоверие будет исчезать, как только люди увидят механизм честной помощи. И это тоже одна из задач нашего «3D-проекта».

— Ваше отличие в том, что вы не обращаетесь к олигархам?

Все они имеют свои фонды и вкладывают в них деньги. Кстати, у меня нет негатива к фондам богатых бизнесменов. Большинство из них делают доброе дело. У них солидное финансирование, большие проекты, которые так или иначе реализуют. У многих хороший менеджмент, и они делают немало полезного, например фонд Мелинды и Билла Гейтс, средства которого идут прежде всего на медицину и образование. Человек, который зарабатывает, умеет эффективно тратить или передавать деньги.

Просто наша цель заключается в ином. Я никогда не претендовал на то, чтобы собрать на счетах фонда миллионы и потом думать, куда их отдать. Мы хотим быть скорее вдохновителями, нежели финансовыми донорами. Если кто-то сам после нашей инициативы сделает какое-то доброе дело, мы будем считать это положительным эффектом. Для деятельности фонда много не нужно. Наши запросы скромны. Себя мы прокормим.

— При этом вы делаете ставку на свою популярность?

Сегодня уже не делаю. Возможно, год-два еще важно, чтобы имя работало на узнавание. Но в идеале фонд «Люди майбутнього» должен стать самостоятельным брендом, без уточнения, что это фонд Святослава Вакарчука, поскольку, еще раз повторяю, мне не нужен пиар. Наоборот. Зачем распыляться, если меня знают как человека искусства? Зачем забивать людям головы тем, что я занимаюсь благотворительностью? Меня интересует, чтобы фонд работал как структура. Чтобы люди знали: «Люди майбутнього» — это бренд, действенный и инновационный. Чтобы это были новые технологии, принципы, подходы. Чтобы это было прозрачно, честно и всегда эффективно для тех, кому помогают. Рано или поздно от меня в фонде должно остаться лишь то, что я его основатель.

— Идея, которую вы вкладываете в фонд, является частью гражданского общества, о котором в Украине много говорят, но развитие которого идет очень тяжело и медленно. Как вы можете это объяснить?

Разговор выходит далеко за пределы нашего интервью. Не думаю, что могу об этом сказать одним предложением. Но... Мы как народ, как общество не привыкли брать на себя индивидуальную ответственность. Во-первых, на территории Украины очень долго было крепостное право, которое у преобладающей части населения фактически убило желание делать что-то для себя. А если мне не нужно думать о результате своего труда, значит, не нужно и создавать вокруг себя определенное пространство. Во-вторых, начиная с XVIII века так или иначе происходило последовательное уничтожение сильной и прогрессивной интеллигенции. Лидеры выродились. После революции 1917-го философия крепостного права овладела почти всеми. За 70 лет люди разучились работать и лично отвечать за результаты своего труда. Если слишком долго жить в такой среде, то понятие гражданского общества атрофируется. Ведь что такое гражданское общество? Это совокупность многих ответственных людей. Миллионов людей, каждый из которых знает, зачем он живет на этом свете. А если у человека нет принципов, он живет хаотично. Почему, например, на Западе чисто на улицах? Не потому, что там люди больше боятся грязи, чем мы. А потому, что за многие годы там сложился общественный договор. В этом нужно вырасти, воспитаться — с детской площадки, на которой играешь, и до университета. Тогда и дальше так будешь жить. Этого невозможно достичь за год или два, просто читая книги. Потому дети, воспитанные на таких принципах, сегодня более или менее приспособлены к гражданскому обществу. И я думаю, что оно будет развиваться. Поскольку свободный рынок, который мы пытаемся строить, и даже царящая у нас политическая анархия, как ни странно, работают на это. Ведь люди, которые не умеют плавать, оказавшись в воде, начинают барахтаться и рано или поздно выплывут, по крайней мере большинство. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее. Просто считаю, что придет оно не скоро.

— Интеллектуалы много размышляют о том, как можно было бы вырастить в Украине достойную элиту, что для этого нужно и куда вообще идти. Но элита — продукт общества. Даже отправляя молодежь учиться за рубеж с надеждой, что вместе со знаниями она привезет домой привычку жить в демократическом обществе, не удается достичь результата. Во-первых, молодые люди далеко не всегда возвращаются. Во-вторых, вернувшись, очень быстро привыкают жить по правилам этого общества, приучаются брать взятки и разрабатывать схемы откатов. Итак — замкнутый круг. Где, по-вашему, выход?

Это правда. Просто я стараюсь не думать в категориях замкнутого круга. Считаю, что постепенно, эволюционно, день за днем 5—20 процентов людей будут становиться настоящими гражданами. Я это видел на примере живущих рядом. Но это очень продолжительный процесс. И я не верю, что в такой стране, как наша, его можно было пройти за 5—10 лет. Кто-то считает, что в начале 90-х мы потеряли свой шанс, а могли бы стать, как Польша и страны Центральной Европы. Я бы так не сказал. Думаю, там был совершенно другой уровень гражданского общества, поэтому им и хватило 10—15 лет. Уровень развития гражданского общества в Украине — начальный, а потому — намного ниже. И мы еще неплохо идем. Замкнутого круга, считаю, не будет. Хотя это тема другого разговора.

Нужно отбросить пессимистические мысли о том, будет ли когда-то лучше, и просто делать свое дело. Пусть даже оно кажется вам утопическим. Знаете, как создавалась Голландия? Как формировалась ментальность ее народа, его прославленная трудоспособность, чистоплотность? Этой стране, в отличие от Украины и многих других, досталась территория ниже уровня моря, которую дважды в год заливало соленой водой, поэтому там ничего не росло. Что они делали? Каждый год строили земляные дамбы и засевали поле. Дамбы прорывало, и на следующий год они начинали все сначала. Так продолжалось не одну сотню лет, пока они не получили результат. Так что пока мы не научимся строить свои дамбы, ничего не получится.

Более десяти лет мы говорим о большой энергозависимости Украины. Сколько правительств и политиков «поднялось» на этом и ушло. Это огромная разменная карта. Все это понимают, но никто палец об палец не ударил, чтобы начать кардинально менять всю нашу индустрию в направлении альтернативных источников или энергосберегающих технологий. Почему? Я не знаю. Государственным менеджерам, видимо, безразлично, что будет происходить в стране спустя 20—30 лет. Но почему этого не делают частные владельцы, мне непонятно. Наверное, потому что сегодня, если они начнут что-то делать, завтра у них это отнимут.

— Большинство программ, нацеленных на развитие гражданского общества в Украине, финансируются из-за рубежа. Почему, на ваш взгляд, так получается и реально ли в такой ситуации построить гражданское общество в Украине?

Это вполне нормальное явление. Просто те страны раньше пришли к такому пониманию. Вы знаете, в Америке студенты стоят в очередях в разные благотворительные организации, чтобы иметь возможность поработать волонтерами. Для них это важно. Они знают, что умение помогать другим людям понадобится им в жизни, поскольку гражданское общество не воспринимает самозацикленных людей. У нас же такого нет.

А западные структуры — разные. Некоторые под видом благотворительной деятельности занимаются нечистыми делами. Наверное, такие есть везде. Но многим известным фондам или программам выгодно помогать созданию гражданских обществ в странах, подобных Украине, ведь так будет лучше и им самим. Безусловно, они преследуют собственные стратегические интересы. Понятно, что им лучше иметь рядом страну образованную, без безработных и со справедливыми судами и т.п. (если говорим о Европе), нежели непредсказуемую страну с 46-миллионным населением. Вот они тут что-то и делают.

— Но они понемногу теряют интерес. Спонсорских денег становится меньше, а у нас мало что меняется...

Для пессимизма есть много причин. Однако я уже приводил пример с дамбами в Голландии. Однажды они научились и выстроили каменные, которые оказались крепкими. Думаю, что и у нас будет так же. Даже вся эта политическая эпопея, продолжающаяся у нас уж который год, надеюсь, закончится и появится наконец-то вакцина против безответственности людей. Безусловно, у многих, возможно даже у большинства, опустятся руки. Но другие очень внимательно и уверенно будут принимать решения. Чтобы страна двигалась вперед, не нужно, чтобы 51 процент населения был на другом уровне. Достаточно 10—20 процентов тех, кто думает иначе, чтобы это изменило всю страну. Не нужно считать: пока каждый житель каждого маленького городка Украины не станет европейцем, мы не станем Европой. Пусть хотя бы определенная часть. Проблема в том, что за желанием стать европейцами мы потеряли понимание того, что это такое. Но ведь кроме флага со звездочками, евровалюты и машин, которые мы стремимся купить на заработанные «черным» способом деньги, есть многое другое. Самое главное — научиться договариваться друг с другом, по каким правилам жить.

— Какой, на ваш взгляд, должна быть мера ответственности властей, общества?..

Я уже об этом говорил. Хотя известно, что рыба гниет с головы, считаю, что все начинается с фундамента. Пока мы не будем ответственными на своем личном уровне, до тех пор серьезно заниматься анализом, какими должны быть политики, — демагогия чистой воды. Мы знаем, какими они должны быть. Мы знаем, что они не такие. О том, какой должна быть ответственность и любой человек, не только политик, написано в книгах — в Библии, Коране и других... Просто политик должен быть жертвеннее.

Смена ментальности общества не происходит сиюминутно. Это невозможно. Люди перестанут брать взятки после того, как их перестанут давать. Не будут нарушать правил тогда, когда увидят, что их не нарушает никто, в частности и высокие чиновники. Не будут сорить, когда и другие люди не будут сорить. Все начинается с нас. Я не думаю, что сейчас мы можем где-то взять хороших политиков — таких как вожди Атлантиды или варяги... В конце концов, один раз уже приглашали, во второй мы должны справиться сами.

— Вы были одним из новых лиц в политике. Не будем сейчас говорить о причинах, почему вы ушли...

Они очевидны.

— Какие вы видите перспективы этого общества при нынешней власти, чью политику многие воспринимают как отход от демократии? Планируете ли вернуться в политику и что могло бы вас к этому подтолкнуть?

На сегодняшний день я полностью реализуюсь в своей деятельности — как творческой, так и общественной через фонд «Люди майбутнього». Эти инструменты мне представляются достаточными. Что будет завтра — не хочу загадывать. Всегда может возникнуть такая ситуация, когда твое сознание, твоя совесть говорит тебе: нужно — и все. Но мой опыт в политике был непрост. Я хотел собственными глазами увидеть, как все выглядит не только со стороны общества, но и истеблишмента. Теперь у меня есть полноценная картина. Так вот, я думаю, что сегодня такие люди, как я, точно нужны не в политике, прежде всего — чтобы сохранить себя. Ведь каждый год пребывания там отнимает 5—10 лет твоего морального состояния и принципов в будущем. Наверное, есть много похожих на меня, кто думает, что наше время еще не пришло.

— Святослав, наше интервью выйдет накануне Дня независимости. Что для вас означает понятие независимости?

Ответить на этот вопрос непросто. Независимость, по Аристотелю, относится, скорее, к универсалиям, описывать которые значительно сложнее, нежели определенные конкретные вещи. По-моему, независимый человек — это человек, которому ничто и никто не мешает реализовывать собственную концепцию счастья. Это, бесспорно, не означает, что у такого человека нет трудностей и проблем. Это значит, что его «генеральная линия» не меняется, несмотря на все трудности и проблемы. Кто-то может сказать, что это идеальная модель, но одной из возможностей независимости и является стремление к идеалу невыполнимого. Возвращаясь на землю, скажу так: для меня независимость является одной из фундаментальных ценностей, которую я не готов променять ни за что и ни при каких обстоятельствах. Моя независимость — это моя семья и друзья, это творчество и, безусловно, моя Страна. Я не жду, что наша страна принесет нам независимость. Получается так, что, скорее, случится наоборот... Поэтому желаю всем нам терпения, здоровья, мудрости и силы. С Днем независимости!

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Илаха Шихлинская и Гюльнар Мурадова:

Read full article  | No Comments

20.08.2010 21:49

Илаха Шихлинская и Гюльнар Мурадова раскрыли секрет популярности «Красной десятки».

Дерзкая и прямолинейная Гюльнар Мурадова, спокойная и ироничная Илаха Шихлинская… Две из немногих диджеев столицы, которых слушатели знают в лицо, к словам и замечаниям которых прислушиваются звезды шоу-бизнеса.

Благодаря блистательному тандему Гюльнар Мурадовой и Илахи Шихлинской – ярких, умных, смелых обладательниц прекрасного чувства юмора – передача «Красная десятка» на радио Space завоевала прямо-таки целую красную армию поклонников… Их знают и любят тысячи слушателей. У себя на передаче они весело и откровенно говорят о шоу-бизнесе, а сегодня они так же весело и откровенно рассказывают о себе самих…

- Девушки, вы на сегодняшний день, наверное, самый узнаваемый тандем на наших FM волнах. При совсем неоднозначном отношении к вам «звезд» да и ваших коллег, вас любят зрители, а точнее – слушатели. Как начиналось у вас все на радио?

Илаха: О, у меня с этим связана довольно занятная история, случившаяся еще в 1997 году. Я тогда работала в банке и была ужасным меломаном, постоянной слушательницей радио ANS ЗM, где меня, кстати, хорошо знали. Когда освободилась вакансия продюсера утренней передачи, меня пригласили на собеседование и приняли. Представьте, сразу же дали задание составить трехчасовой эфирный график, хотя никаких дисков передо мной не было. Потом некоторое время работала на 106 FM и 101 FM, а после – на телеканале ABA. Кстати, там был просто потрясающий коллектив, до сих пор вспоминаю этот период как самый лучший… Но телевидение я так и не полюбила, радио для меня – все. После закрытия АВА в 2001 году перешла на радио Space, которое в то время только-только открылось. Так что я оказалась у самых его истоков…

Гюльнар: А я, наоборот, начинала с ТВ… Однажды, находясь в глубокой депрессии, написала статью о маркизе Де Саде, загадочная фигура которого мне всегда была интересна. Отнесла материал в газету, функционировавшую при телеканале Sara. Он настолько понравился, что его напечатали, а мне предложили попробовать себя в качестве ведущей утренней программы – там проработала около года. На радио попала позже – сперва готовила новости на BBC, а весной 2002-го пришла на Space. Кстати, первым человеком, с которым там познакомилась, была именно Илашка…

- Ваша передача существует уже около полутора лет, а как появилась идея ее создания? И почему вы назвали ее «Красная десятка»?

Гюльнар: Идея принадлежит мне, я предложила ее Илахе, а она, поначалу не поверив в успех проекта, все же согласилась взяться за него. И пошло-поехало…

Илаха: Насчет названия… Это своего рода игра слов – «красными» иногда называют людей, которые могут без стеснения говорить все, что думают…

- Не секрет, что у звезд шоу-бизнеса вы пользуетесь большим авторитетом, а его заслужить не так-то просто…

Гюльнар: Все наши певцы и певицы, что бы о них ни думали, на самом деле прекрасно соображают и умеют понять, с кем как себя можно вести. Мы вызываем у них уважение? Так они же видят, что перед ними умные люди…

Илаха: В разговоре с гостями мы никогда не затрагиваем тем, на которые им неприятно говорить. Нам и без провокационных вопросов удается сделать передачу интересной и рейтинговой…

Илаха: Да, юмор имеет огромное значение… Многие говорят, что не могут слушать нашу передачу без смеха. Мы давно не затрагиваем щекотливых тем, но все равно постоянно подкалываем своих гостей, да и друг друга тоже.

Гюльнар: Причем, у каждой из нас своя манера подкалывать. Илашка делает это завуалировано, так что человек иногда и не понимает, похвалили его или поругали. А я, наоборот, говоря все напрямую, открыто насмехаюсь или критикую… И это – тоже часть нашего имиджа, но не выдуманная, а естественная, соответствующая особенностям характера. Кстати, недавно я узнала, что, оказывается, некоторые исполнители даже воздерживаются от каких-либо поступков, оглядываясь на возможную нашу с Илашкой «издевательскую» реакцию…

- Девушки, сегодня вопросы вам задают и ваши любимые артисты. К примеру, Аббас Багиров интересуется, верите ли вы в то, что артисты на вашей передаче ведут себя искренние?

Илаха: На нашей передаче царит особая атмосфера, и даже те гости, которых, как правило, обвиняют в неискренности, у нас настолько расслабляются, что от фальши и следа не остается.

Гюльнар: Если замечаем фальшь, начинаются приколы. Подчас артист не понимает, хвалим мы его, или прикалываемся.

- А приглашали ли в эфир нелюбимых исполнителей?

Илаха: Особо нелюбимых никогда не приглашали, тем более, что, честно говоря, лично у меня таких и нет. Есть любимые, особо любимые и те, к кому я равнодушна. Опять-таки, смотря о чем идет речь. Я могу не любить чье-то творчество, но вполне вероятно, что в общении он произведет очень приятное впечатление и интервью с ним получится интересным.

Гюльнар: Я даже не прочь приглашать совсем нелюбимых мною исполнителей. Хочу раскусить их, узнать, чем они на самом деле дышат, почему их так не люблю. А заодно узнать, какие у меня нервы.

- А вот Эльнара решила с вами сыграть злую шутку: она фантазирует и спрашивает, представьте себе, что у вас есть частное ТВ и радио, кого из артистов вы бы не пустили в эфир?

Илаха: Эльнара, а ты случайно не медиум? Качество, качество и еще раз качество! Зеленый свет всем музыкальным жанрам, кроме непонятных! То есть должны быть и народная музыка, и фольклор, и мугам, и эстрада, но подача должна быть качественной.

Гюльнар: А непонятная музыка, которая ассоциируется с автобусными остановками и вызывает чувство обиды и оскорбляет музыкальный вкус нашего народа, должна быть убрана из эфира!

- Какой выпуск передачи запомнился вам больше всего?

Илаха: Для меня это был выпуск, совпавший с днем моего рождения, когда гостем студии стал Ильгар Мурадов.

Гюльнара: Мне тоже больше всего запомнился день моего рождения… Причем, у меня в тот день было ужасное настроение, я пришла на работу мрачнее тучи. Но Илаха сделала все, чтобы меня порадовать, ставила мою любимую музыку и пригласила в студию Зульфию Ханбабаеву, которая родилась в тот же день… Эфир получился отличный, и настроение у меня явно улучшилось.

- Натаван Хабиби хочет узнать о вашем главном достижении в жизни…

Илаха: Главное достижение в моей жизни – моя дочь. Я воспитала культурного и умного гражданина страны. Мой ребенок сделает все, чтобы в любой стране, где ей придется побывать, об Азербайджане сложилось исключительно положительное мнение. Считаю, что долг каждого из нас – воспитать достойного гражданина нашей страны. А еще я счастлива тем, что занимаюсь любимым делом и добилась, как считают уважаемые люди, успехов на этом поприще.

Гюльнар: Я всего достигла сама. Мне повезло встретить хороших людей. И самое большое достижение – мой замечательный сын, который может удивить меня – такую циничную и капризную...

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Маникюр для Росомахи

Read full article  | No Comments

via [info]andrei_71

Осторожно, ненорматив.
А как бы вы отреагировали?

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Конечно, блоги юзеров

Read full article  | No Comments

Всем ЙУХ!

Этим летом в городе Белгороде был открыт грандиозный торгово-развлекательный комплекс под названием "Сити-Молл".

На открытие пришло все областное и городское начальство,а также 25000 зрителей.

Председатель Белгородской городской думы Анатолий Зеликов в своем выступлении сказал,что наконец-то появился мощный и полноценный центр выходного дня,где можно совершить покупки и развлекаться всей семьей.

Когда была перерезана ленточка и 25000 горожан бросились внутрь,перед их глазами предстала следующая картина:

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться. Тогда будет доступно больше разделов сайта!

Похожие новости:

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Противный Вовка (jpg)

Read full article  | No Comments

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

«Товары первой необходимости»

Read full article  | No Comments

Who needs a microwave?

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

вот это попадалово! ))

Read full article  | No Comments

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More

Субботнее…

Read full article  | No Comments

На днях милый ввел в ступор вопросом  "Дорогая, а что у нас такое в ванной  с тэгом Геленджик?"
Рванула в ванную посмотреть и увидела это...

Сувенир, который привезла моя коллега в прошлом году, а на днях я его принесла с работы (подумала, что в ванной ракушки более уместны). Не знаю, как его идентифицировать... 🙂 Но вызывает улыбку. 🙂

Всплыла эта история в связи с другой.

Вчера пересматривала магниты на холодильнике и вспомнила о сувенирах в Соль-Илецке (были на этом курорте в прошлом году). Когда мы пошли на местный рынок, то заглянули и в штучные ряды. На первом попавшемся лотке лежали магнитики в виде рыб и крабов с надписью "оз. Развал".

Я долго смеялась: озеро Развал - круто посоленное озеро (извините за такой оборот), которое получилось в результате затопления промышленного карьера (сравнимо с Мертвым морем). Рыбы (и уж тем более крабы) там не живут. Водорослей нет тоже. Плотность такая, что на воде можно просто лежать. 🙂  Удивительное место!

Или такие открывашки (нашла на просторах Инета):

Видите, да? Взята обычная китайская поделка с курортным рисунком (море, пальмы, песок, кораблики) и красочкой сделана надпись "Соль-Илецк" (как хорошо, что в названии десять символов,  - аккуратно помещаются на пальцы ступни!). Вуаля! 🙂 Можно торговать! 🙂

Только нету в Илецке пальм. И корабликов нету. И моря тоже. А пейзажи вокруг озер самые что ни на есть индустриальные. 🙂 Но колоритные. Но китайцы не делают магнитиков и открывашек с индустриальным пейзажем, а туристам нужны сувениры. Вот такая проблема! 🙂

В общем, други мои, я созрела до плагиата и фальсификации - ищу магнитик в виде рыбы или краба, чтобы написать на нем тэг "оз. Развал".  Типа такого:

Помогите, а? 🙂

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Read More